Ассоциация "Мицва"
Сайт создан при поддержке Джойнта
 
Главная страница
 
Напишите нам!
Switch to English/Английская версия
  Поиск
 
В конец страницы
В конец страницы
 

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

ЛАЗАРЬ ШАФЕР, г. Астана

Астана вовсю готовится к радостному празднику. Шестого июля исполнится десять лет, как она стала столицей. Десять лет - мгновение, но вобрало оно в себя и день сегодняшний, и славную историю. А история - это не только памятные даты, а, прежде всего люди, чей духовный потенциал не меркнет, сколько бы лет ни прошло. Один из них - Лазарь Шафер, мудрейший и светлейший человек, на которого хотели и хотят быть похожими его ученики. Хотя многие из них уже сами бабушки и дедушки. Об энциклопедической образованности Лазаря Шафера, его уникальной библиотеке, богатейшей фонотеке молва в Астане передается из уст в уста. Это духовное богатство достойно восхищения, но... Важно другое. Душой соответствовать тому, что имеешь. И однажды, если потребуется, встать на защиту своих принципов и убеждений. И пусть ты потеряешь работу, друзей, может быть, даже свободу, и пусть от тебя отвернутся ученики... Надо выстоять, выдержать, не упасть. Себе не изменить и не пойти на сделку с совестью. Каждому ли по силам это испытание на человеческую прочность? Лазарь Гершевич выстоял, выдержал, смог. И что там петля или пуля по сравнению с тем, когда ведут на расстрел не тебя, ДУШУ твою. Было! В жизни Лазаря Гершевича был этот "позор". Его судили, так называемым "судом чести", за то, что посмел свое суждение иметь о публичных заявлениях председателя Союза писателей СССР Фадеева и классика советской литературы Шолохова, по поводу Даниэля и Синявского. Зашоренных партийцев возмущало, что знакомил своих учеников с такими "антисоветчиками", как Солженицын, Галич, Высоцкий, Кузнецов, что читал им крамольный "Реквием" Ахматовой, "По праву памяти" Твардовского и другие самиздатовские произведения, без которых не мыслила себя интеллигенция шестидесятых. Они были тем живительным глотком кислорода, который спасал от удушья идеологической трескотни. Спасибо бы сказать Учителю за то, что он, будучи Личностью, стремился воспитывать личность в каждом своем ученике, а его пытались втоптать в грязь, да так, чтобы и последователям его неповадно было.

В методике преподавания литературы Шафера увидели недопустимое свободомыслие. Двери педагогического училища, где он преподавал десять лет, захлопнулись для неугодного преподавателя навсегда. Досталось ему и в областной газете, где о Л.Г. Шафере появилась разоблачительная статья, густо приправленная партийно-директивным соусом, представляющая опального педагога чуть ли не растлителем неокрепших душ. Ему ставились в упрек и не вписывающиеся в рамки общепринятых норм занятия в литературном кружке "Парус" и то, что двери квартиры были открыты для каждого, кто рвался почитать мудрую книгу, послушать хорошую музыку, поделиться сокровенным, найти ответы на жгучие вопросы жизни.

Читаешь статью давно минувших дней, а рефреном в голове песня Высоцкого "Расстрел горного эха..."

"... Когда одиночество комом подкатит под горло, под горло, и сдавленный стон еле слышно в обрыв упадет, крик этот о помощи эхо подхватит, подхватит проворно, усилит - и бережно в руки своих донесет".


Лазарь Шафер стал своеобразным горным эхом и для тех, кто его предал, и для тех, кто не забыл.

По горькой иронии судьбы спустя четверть века в той же областной газете, которая некогда не жалела хлестких эпитетов типа "оригинальный эрудит", "свой в доску", "явление Шафера", была опубликована статья о Л.Г.Шафере, как об исповеднике духовности и красоты, где утверждалось, что: "Таких людей, как Лазарь Шафер, следовало бы заносить в Красную книгу и сберегать как особое достояние государства". Вот уж поистине время все ставит на свои места. А тогда... Тогда о преподавании пришлось забыть. Лазарь пошел на завод. Учительский стол сменился станком. Позже Л.Г.Шафер вернулся к педагогической деятельности, но теперь уже в музыкальной школе. Он снова вел детей дорогой прекрасного, рассказывая о великих композиторах и их бессмертной музыке, которая просветляет ум и очищает душу.

Время не повернешь вспять, и сегодняшним воспитанникам Лазаря Гершевича не дано до конца осознать, почему в полные лишений военные и послевоенные годы пластинки и книги нередко ценились людьми дороже хлеба. Минуты, когда Лазарь Шафер ночи напролет слушал по радио в прямой трансляции из Москвы оперы корифеев музыки, для него и по сей день, незабываемы и полны света радостных переживаний.

А своей неизбывной тяге к хорошей музыке, книге он обязан, прежде всего, своему старшему брату Науму - преподавателю Павлодарского университета, известному литературоведу и музыковеду.

Как ни богата коллекция пластинок Лазаря (около 8 тысяч), у Наума их вдвое больше, только стеллаж с каталожными карточками занимает целую стену. А книги Н.Г. Шафера "Дунаевский сегодня", "Оперные либретто Булгакова", диск "Дунаевский в гостях у Булгакова" во многом стали открытием даже для исследователей творчества композитора и писателя.

Если за что и благодарен Лазарь Шафер судьбе, так это, прежде всего, за встречи с уникальными людьми, среди которых глубочайший по восприятию жизни художник Марк Николаевич Порунин, режиссер Вячеслав Павлович Пинчук, поэт Евгений Александрович Евтушенко и многие, многие другие. И близки они Лазарю Гершевичу не степенью своей известности, а тем градусом восприятия жизни, который помогает преодолеть рутину и не потерять интереса к жизни, к духовным ее проявлениям.

Небольшая квартира Лазаря Гершевича и Любови Яковлевны в Астане была солнечным островком среди житейских бурь. Ведь поддержку и понимание здесь встречал каждый, кто переступал порог их гостеприимной обители. Даже Евгений Александрович Евтушенко, будучи в гостях у супругов Шафер 15 января 1999 года, был настолько тронут сердечностью хозяев, что не удержался от шутливого отзыва на своей книге "Избранной прозы": "Лазарю и Любе - хозяевам самого лучшего в мире частного ресторана".

Встреча с известным поэтом, которую организовал для жителей столицы Л.Г.Шафер, еще долго будет будоражить умы и сердца астанчан. И это не единственный пример подвижнического служения людям. Особенно это наглядно проявлялось в работе еврейского национального общества "Алеф", которое возглавлял Л.Г.Шафер с первых дней основания. Заботы, связанные с нелегкой ношей, отнимали много душевных сил и времени. Но результат стоил того. Люди как бы вновь обретали себя, возвращаясь к истокам музыки, культуры, традиций, веры своего народа. И то,что каждая встреча в обществе "Алеф" проходила по-семейному тепло и душевно, заслуга Лазаря и Любы Шафер, которая была одним из лучших преподавателей иврита в Казахстане. В квартире семьи Шафер все согрето любовью. Здесь легко дышится и людям, и книгам, и пластинкам, и картинам. Слушаешь Лазаря Гершевича, и твоими негласными собеседниками становятся Бах, Достоевский, Цветаева, Эйнштейн - это картины-подлинники, подаренные Лазарю Шаферу Марком Поруниным. Пушкин, Чехов, Высоцкий, Евтушенко, Шолом-Алейхем, Дунаевский- рядом с портретами поэтов и композиторов - портреты близких и дорогих людей. Особенно запоминается портрет Гиты Соломоновны - мамы Лазаря Гершевича. Мама. Посмотришь на нее, и как будто солнечный лучик согревает душу. Вспоминается и первая книжка, которую купила ему мама на рынке, и теплые семейные вечера. Книжка "Три поросенка", которую он, семилетний мальчик, впервые прочитал сам, до сих пор хранится в библиотеке Лазаря Шафера.

- Она прошла немало рук, - вспоминает Л.Г. Шафер, - прежде, чем попала ко мне. Хлеб, видно, людям был нужнее...

Лазарю было всего три года, когда их семью вместе с другими выслали из Молдавии в Казахстан (богатыми посчитали. В хозяйстве водилась не только лошадь, но была еще и телега). Уже в поезда узнали, что началась война с Германией, "Может, этот переезд, считает Л.Г. Шафер, - и спас от худших бед".

С тех пор много воды утекло. У Любовь Яковлевны и Лазаря Гершевича, которые почти 8 лет живут в Израиле, уже взрослые дети - дочь и сын. Гита и Гриша названы в честь родителей Лазаря Гершевича - это дань памяти и любви самым дорогим на свете людям. А о детях своих Лазарь Гершевич отзывается емко и просто: "В человеческом плане мы ими довольны!". И есть ли оценка для детей дороже и выше?! Подрастают трое внуков. Несмотря на семейные заботы, в их доме, в Беэр-Шеве часто собираются друзья-единомышленники: поэты, барды, художники. Здесь, на исторической родине ритм их жизни таков же, как и раньше - насыщен интересом к музыке, новой культуре Израиля, в которую они уже погрузились. В то же время все, связанное с Казахстаном, по-прежнему вызывает у Шаферов живой интерес. Приезжая в Астану, они восторгаются новой столицей, снимают на видео, встречаются с друзьями, бывают в Синагоге.

Многие ученики Лазаря Гершевича, выпускники педучилища, пошли по его стопам, став педагогами. И если помнить, о том, что настоящий Учитель продолжает жить в своих учениках, то УРОКИ Лазаря Гершевича продолжаются.

Валентина Фиронова

В начало страницы
В начало страницы
 
актобе алматы астана караганда кокшетау костанай павлодар петропавловск
cемипалатинск тараз уральск усть-каменогорск шымкент кзыл-орда атырау актау